К списку статей →
Налоги. Инвестиции. Капитал. №4-6 от 31.12.2011г.
С.М. Шатохин,
генеральный директор ЗАО Консалтинговая Компания «ПРЭФИШ»,
советник Тюменской областной Думы
 
 
Конкурентоспособность машиностроительного производства определяется не только его технико-технологическим уровнем и квалификацией персонала предприятий, освоившего работу на высокотехнологичном оборудовании, но и уровнем инновационной направленности их производственной деятельности. В настоящее время низкий инновационный уровень в деятельности машиностроения Тюменской области, как и в целом в России, является системной проблемой. Без ее решения (даже при условии фактического техперевооружения производства) рыночные позиции машиностроительных предприятий будут неумолимо ослабляться, что в конечном итоге может привести к прекращению деятельности этих предприятий.
     
Зарубежный промышленный опыт показывает, что в рыночной экономике только инновационная структура производства может обеспечить реальную конкурентоспособность машиностроительных предприятий и является стратегическим фундаментом их динамичного и устойчивого развития в долгосрочной перспективе. С этих позиций мы исходили в исследовании машиностроительных предприятий Юга Тюменской области, намечая стратегию их развития. В данной статье изложены некоторые итоги. Начнем с выявления проблем, требующих регулирования. Речь идет о барьерах, которые необходимо устранить, чтобы обеспечить условия эффективного развития системообразующей отрасли в Тюменской области.* 
____________________________________
* Подробная характеристика данной отрасли представлена в статье «Машиностроение – системообразующая отрасль и для Тюменской области». См.: НИК. – 2008. – № 4-6. – С. 86-111.
     
К числу внутренних (для предприятий) причин неприятия инновационной модели развития можно отнести, во-первых, низкий уровень технологического оснащения предприятий, так как на имеющейся материальной базе инновации трудно внедрить технически и невыгодно внедрять финансово. Во-вторых, на многих предприятиях отсутствуют кадры, способные организовать профессиональную работу по управлению инновационным процессом, а также разработчики, готовые выполнить полноценное проектирование, конструирование и изготовление новых изделий. В-третьих, инновационная деятельность требует привлечения достаточно объемного рискового финансирования, а это неприемлемо с точки зрения превалирующей пока в машиностроительном комплексе ментальности собственников и топ-менеджеров, а также ввиду тривиального дефицита у многих предприятий свободных денежных средств. 
     
К числу внешних причин, препятствующих формированию инновационной структуры производства, относятся следующие важные факторы: первое – это то, что в стремительно развивающейся российской экономике многие рыночные инструменты ведения бизнеса по сравнению с внедрением инноваций все еще дают при существенно меньших затратах на их использование значительно большие доходы. Поэтому многие промышленники до тех пор пока, например, маркетинг будет давать рост эффективности продаж более высокий, чем инновации, вряд ли предпочтут заменить финансирование маркетинга на инвестирование создания и внедрения инноваций. Второй важнейшей внешней причиной, формирующей достаточно индифферентное отношение предприятий к идее инновационного развития, является возможность гарантированной реализации своей продукции в условиях конкуренции, в 5-6 раз менее напряженных, по оценке экспертов, по количеству субъектов продаж, чем на рынках развитых стран мира. Поэтому хотя внедрение инноваций и дает возможность получить товары с более высокими потребительскими качествами или с высоко конкурентными ценовыми параметрами, большинство машиностроительных предприятий, имея в виду, что такая модель бизнеса содержит реальные рыночные риски отторжения предлагаемых инновационных товаров, предпочитают вообще не рисковать в ситуации отсутствия критической конкуренции и производят на продажу продукцию, уже давно завоевавшую стабильный спрос на рынке. Однако, похоже, столь «блаженные» времена заканчиваются. После вступления России в ВТО летом 2012 года (о чем вроде бы все-таки договорились) наши машиностроительные рынки, особенно по нефтегазовому оборудованию, безусловно окажутся под прицелом со стороны крупнейших мировых центров машиностроения.
     
Третьим внешним негативным препятствием для инновационной деятельности машиностроительных предприятий является отсутствие или маломощность центров компетенции – подразделений отраслевой науки, развитой сети инжиниринговых компаний машиностроительного профиля, проектно-конструкторских центров и опытно-конструкторских бюро, развитой инфраструктуры технопарков, венчурных фондов и т.п., которые способны осуществлять разработку инноваций и их подготовку для внедрения в промышленности. Еще одной причиной, оказывающей очень существенное влияние на положение дел в сфере инноваций, следует назвать фактически инертную позицию государства в вопросах формирования инновационной направленности машиностроительного комплекса. Высокие цены на нефтегазовое сырье создают успешный экономический фон и не требуют радикальных мер по инновационной трансформации экономики. А отдельные фрагментарные и ограниченные по привлекаемым ресурсам действия правительства РФ в этом направлении не соответствуют вызовам времени. 

Однако в последние годы ситуация в сфере государственных приоритетов развития экономики начинает реально изменяться. В Стратегии социально-экономического развития России до 2020 года создание национальной инновационной системы обозначено как глобальная задача страны. По существующим экспертным оценкам упущенная выгода России от инновационного отставания составляет 1214 млрд долларов США в год. Только инновационный сценарий развития экономики России может позволить добиться запланированного 4-кратного роста производительности труда за последующие 12 лет, что требует увеличения данного параметра в машиностроении, являющемся «руками» всей экономики, не менее чем в 7 раз. Чтобы добиться таких показателей, необходимо увеличить долю высокотехнологических секторов в ВВП в 1,7 – 1,9 раза, а долю нефтегазового сектора, который стратегия также ориентирует на инновационный и весьма динамичный вариант развития, снизить примерно в 2 раза. Предполагается, что число предприятий, внедряющих инновации, за прогнозный период вырастет в 4 раза. Для машиностроительных заводов это фактически означает необходимость поголовной инноватизации.
     
Инновационный сценарий развития экономики требует не только тривиального смещения использования доходов предприятий и государства в целом в сторону формирования фондов накопления материального богатства по отношению к фондам потребления общества, но и радикальной переориентации объемов инвестирования с экстенсивных факторов роста производства на интенсивные, то есть прежде всего на развитие и эффективное использование человеческого капитала. В ходе реализации стратегии развития России планируется достичь объемов финансирования научных исследований и опытно-конструкторских работ на уровне 3,5 – 4 процентов от объема ВВП страны, то есть на уровне сегодняшних показателей инновационности экономики Финляндии и Израиля, которые направляют на финансирование НИОКР около 4 процентов своего ВВП. В целом ежегодно развитые страны, выполняющие примерно 90 процентов всего мирового объема НИОКР, расходуют на научные исследования и разработки в машиностроении 2 – 2,5 процента ВВП, Китай в последние три года тратит на эти цели почти 1,5 процента ВВП.

В России в настоящее время на фундаментальную науку и все прикладные исследования направляется около 1 процента ВВП, в том числе за счет бюджетных источников финансируется чуть более 70 процентов этих расходов. Это привело к тому, что удельный вес России на мировом рынке наукоемкой продукции сегодня составляет менее 1 процента, и по этому показателю мы уступаем не только Китаю, но и таким государствам, как Тайвань и Корея. В развитых странах 75-90 процентов прироста ВВП обеспечивается за счет инновационной деятельности, в России – только 10 процентов. Если в Европейском Союзе доля инновационной продукции в общем объеме ее выпуска занимает от 30 до 40 процентов, то в Российской Федерации – примерно 2,5 процента. Производимая на российских (тюменских) заводах машиностроительная продукция опирается в основном на уже устаревшие проектно-конструкторские решения советского периода времени или на проектную документацию и технологические разработки, претерпевшие неглубокую модернизацию. 

Сегодня тюменским машиностроительным предприятиям следует сконцентрировать свои усилия на формировании собственной инновационной структуры производства, начав с преодоления тех проблем, которые пусть и не глобально, но вполне реально препятствуют инновационному развитию предприятийК числу таких проблем относится следующее:
     • предлагаются решения, основными достоинствами которых является дешевизна при полной аналогии с имеющимися образцами продукции;
     • инновации являются решениями для бедных, некими «заплатками», новыми элементами на «старом костюме»;
     • разработки не превращаются в продукты из-за дефектов бизнес-планирования, неумения или нежелания составлять бизнес-планы реализации инноваций;
     • разработчики инноваций в технологическом бизнесе ограничиваются ролью инженеров, а нужны экономисты и менеджеры, умеющие обосновать, принять и оптимально реализовать решения;
     • нет понимания выгоды ценовой конкуренции: новая технология — это не экономия денежных средств, это прежде всего новое качество продукции. Не случайно одно из определений инновации рассматривает ее как средство, разрешающее противоречие между потребностью и возможностями, а удовлетворение новых потребностей редко приводит к экономии денежных средств;
     • собственный технологический экспорт представлен лишь технологическими услугами. К примеру, практикуется оффшорное программирование. Основная доля высоких технологий в информационном бизнесе – не разработчики, а посредники-продавцы готовых технологий;
     • отсутствует информационный канал знаний о глобальном мире и его инновациях: часто разработчик всерьез доказывает, что его идея уникальна, не имеет мировых аналогов, а аналоги уже продаются на рынке и привезены из США (Европейского Союза, Китая);
     • разработке технологии «для мира» препятствует не отсутствие технологических возможностей, а незнание о потребностях мира, поэтому новые технологии возникают не из реально существующего спроса, а из возможностей разработчиков;
     • непонимание, что технологии не имеют национальности, они едины для всего мира, и если они уже созданы за рубежом, то их создание в России не является инновацией;
     • недостаточное количество каналов проникновения опыта коммерциализации инноваций, в России работают лишь небольшое количество лабораторий крупных технологических концернов;
     • заметно превалируют технологические предприниматели, ориентированные на гарантированный, пусть низкий результат, а не на рисковый, но многомиллионный бизнес;
     • кроме смелости, знаний, умений технологическому предпринимателю нужен стартовый капитал, который обычно отсутствует, так как в России пока нет достаточного количества венчурных фондов, технико-внедренческих зон, бизнес-ангелов (состоявшихся предпринимателей, обладающих средствами для рисковых вложений);
     • практикуется консервативная европейская модель венчурного финансирования, основанная на расчете будущих денежных потоков, а не американская модель, позволяющая принимать решение о финансировании, исходя из объемов рынка, который может захватить новая технология.
     
Многие из указанных выше проблем могут быть преодолены машиностроительными предприятиями только через подготовку кадров, обладающих необходимыми для инновационной работы компетенциями. Причем эффективность их труда значительно повышается, если специалисты обладают не только необходимыми инженерно-технологическими знаниями, но и компетенциями в области экономики, организации производства и управления на предприятии. Их компетентность должна быть достаточно универсальной, чтобы они были способны грамотно анализировать ситуации и принимать эффективные управленческие решения, обладая, по западной терминологии, так называемой «инновационной восприимчивостью», включающей следующие профессиональные навыки и возможности:
     • способность обнаружить инновации в информационном поле, различить и идентифицировать их отдельные признаки, выделить в них информативное содержание, адекватное цели действия и сформированному образу развития своего предприятия;
     • осуществить оценку инновации, используя весь арсенал имеющихся методов, не только инженерных, но и финансовых и маркетинговых;
     • инициировать принятие или разработку инновации к использованию на предприятии в целях повышения его конкурентоспособности;
     • разработать план внедрения и обеспечить внедрение инновации, вводя необходимые изменения в систему управления и преодолевая сопротивление изменениям, которые влечет за собой инновация;
     • систематически проводить рутинизацию (превращение инновации в привычную деятельность, которая характеризуется предсказуемой структурой поведения работников и повторяющимися схемами деятельности).
     
Подготовка инновационных менеджеров в настоящее время и в будущем должна стать одной из главных забот тюменских машиностроительных предприятий. Уже сегодня Ассоциации машиностроителей Тюменской области следовало бы договориться с институтом промышленных технологий и инжиниринга ТГНГУ о разработке и реализации соответствующей программы переподготовки заводских кадров, ответственных за ведение инновационной деятельности и способных вырасти в инновационных менеджеров предприятий. Также представляется актуальным учредить данную специализацию в типовых образовательных услугах указанного института. Появление на заводах профессиональных специалистов с навыками идентификации и внедрения инноваций позволит машиностроительным предприятиям Тюменской области существенно укрепить свой потенциал рыночной конкурентоспособности. Именно на них целесообразно возложить миссию обоснования выбора модели инновационного развития предприятия.
     
В настоящее время эксперты рассматривают, как наиболее вероятные, три основных версии движения отечественных машиностроительных предприятий по пути инновационного структурирования своего производства. Первый вариант – это организация постоянно действующей системы НИОКР на предприятиях, которые осуществляются в зависимости от масштабов предприятия или собственными силами, или в кооперации с другими отечественными предприятиями, или при содействии отечественных центров компетенций. Второй вариант – это создание совместных предприятий и лицензионных производств с иностранными производителями машиностроительной продукции. Третий вариант предусматривает покупку иностранных инжиниринговых компаний, являющихся профессиональными разработчиками и носителями современных технологий и изделий в машиностроительном комплексе. Каждый из указанных вариантов имеет свои преимущества и недостатки, поэтому при выборе рекомендаций по их конкретному использованию предприятиями тюменской машиностроительной отрасли необходимо провести ситуационную оценку возможности их использования именно для заводов Юга Тюменской области.
     
Первый вариантсоздания инновационной структуры производствабезусловно наиболее желателен для сохранения технологической самостоятельности и перспектив устойчивого и динамичного развития российских (тюменских) предприятий. Практика такого развития в России есть, прежде всего в ВПК, есть она и в тюменском машиностроительном комплексе. К примеру, научные разработки сотрудников института «ТюменьНИИгипрогаз» реализуются в выпуске многих десятков видов инновационной продукции для нефтегазового комплекса на собственном Экспериментальном заводе. Комплексное взаимодействие специалистов научных подразделений, проектной части, конструкторского бюро и Экспериментального завода позволяет находить нетрадиционные решения, значительно улучшающие качество изделий при сохранении оптимальных цен, а также дает возможность сократить до минимума сроки освоения новых видов продукции. Существенные инновационные достижения имеют и ряд других предприятий нефтегазового сегмента машиностроения: ОАО «Геотрон», ОАО «ИПФ «Сибнефтеавтоматика», ОАО «Опытный завод «Электрон» и другие.
     
Целенаправленная инновационная работа идет и на ряде предприятий электротехнического машиностроения. Из собственных источников (амортизационные отчисления, прибыль) ОАО «Тюменский аккумуляторный завод» систематически направляет на внедрение новых технологий, улучшение конструкций выпускаемых изделий, приобретение специального технологического оборудования сотни миллионов рублей. Это позволило заводу за последние годы начать производство аккумуляторной автомобильной батареи 6СТ – 45АПЗ для импортных азиатских машин, освоить новую технологию изготовления аккумуляторных батарей с использованием свинцово-кальциевых сплавов, обеспечивающих лучшие качественные параметры аккумуляторов: более продолжительный срок службы, меньший саморазряд, меньшие требования по уходу, меньшая потребность в компенсирующих зарядах (для стационарных аккумуляторов). На заводе была внедрена технология непрерывного литья и пастирования электродов, запущено производство на участке рафинации свинца и свинцовых сплавов, освоено новое для России производство полиэтиленовой сепарации для изготовления промышленных и стартерных аккумуляторов, внедрена технология изготовления панцирных электродных пластин для сборки промышленных аккумуляторов с повышенным сроком службы. Систематической разработкой и производством нестандартного оборудования для аккумуляторных заводов области занимается ЗАО «Научно-производственная коммерческая фирма НПК-91», имеющее сильный инженерно-технический потенциал — треть состава работников являются инженерно-техническим персоналом, прошедшим квалификационную подготовку на оборонном предприятии советского авиапрома. 
     
Достаточно известны в России и подразделения разработчиков инноваций, действующие в других сегментах машиностроительного комплекса Юга Тюменской области. Например, проектно-конструкторское бюро ЗАО «Тюменьсудокомплект» выполняет весь спектр проектных работ в судостроении – от эскизных проработок и технических предложений до построечной и эксплуатационно-сдаточной документации, ведет проектирование новых судов длиной от 10 м до 80 м, водоизмещением от 10 т до 500 т, осуществляет проектные работы по модернизации судов, находящихся в эксплуатации (перепланировке помещений, замене механизмов, изменению назначения судна, его переклассификации). В 2007 году по его проекту был построен объект инновационного судостроения – экспериментальное несамоходное живорыбное судно. Действующие в ОАО «Заводоуковский машиностроительный завод» подразделения проектировщиков и дизайнеров за последние годы создали более 50 моделей мобильных помещений разнообразного назначения и в настоящее время технически способны выполнить любые задания заказчиков по разработке эксклюзивной продукции данного профиля.
     
Однако практика инновационной работы даже на данных предприятиях не ставит своей целью достижение радикально нового технологического уровня производства и (или) получения продукции с качественно новыми потребительскими свойствами. Решение таких задач требует концентрации достаточно больших финансовых ресурсов, которых у предприятий чаще всего нет, также как и нет возможности привлечь эти ресурсы на приемлемых условиях от сторонних лиц. Кроме того, необходимый результат может быть получен, как минимум, через 5-7 лет. Понятно, что в это время ведущие компании-конкуренты тоже двигаются вперед и, соответственно, предприятие попадает на роль вечно догоняющего. В условиях, когда конкуренция на российском рынке машиностроительной продукции неуклонно возрастает, такое отставание однозначно приведет тюменские заводы к потере даже тех рыночных продуктовых ниш, где они чувствуют себя в настоящее время вполне комфортно. Поэтому мотивация сохранения своего рыночного положения заставит машиностроительные предприятия области все более и более активно заниматься созданием оптимальной схемы инновационной настройки своего производства. Со временем будет безусловно усиливаться и такой императивный стимул инновационного развития предприятий, как повышение государством энергосберегающих, экологических и других требований и стандартов для ведения производственной деятельности.
     
В ситуации, когда собственные возможности предприятий для создания высокотехнологичных инноваций недостаточны, его инновационная стратегия должна строиться на объединении соответствующих ресурсов и усилий с другими заводами Тюменской области или заинтересованными предприятиями из других регионов. Удачных инновационных идей не так уж много, поэтому заинтересованность в общем умелом управлении процессами выведения новой продукции на рынок способна объединить даже номинальных конкурентов.
     
Как уже ранее подчеркивалось, спрос на отечественные инновации в машиностроении с ростом конкуренции на российских рынках будет неуклонно увеличиваться. Очевидно, что в условиях ограниченности ресурсов большинства тюменских заводов именно тесная координация их инновационной деятельности может позволить предприятиям успешно создавать, приобретать и внедрять необходимые инновации. Однако столь же очевидно, что в стратегической перспективе только холдинговые (корпоративные) структуры смогут со временем отстроить устойчивую цепочку создания и внедрения собственных и приобретенных инноваций: фундаментальные разработки – базовые технологии – серийное производство новой продукции. Уже сегодня есть примеры успешной инновационной работы крупных российских холдингов, которые начали вкладывать значительно более крупные финансовые ресурсы в НИОКР. За последние годы «Российские технологии», «Трансмашхолдинг», «Уралмаш-ВНИИБТ», «Союзэнерго», «Ростсельмаш», «Гидравлические машины и системы» и многие другие отечественные корпорации в несколько раз увеличили свои бюджеты на прикладные научные исследования и конструкторские разработки. Тюменские машиностроительные предприятия, такие, например, как ИПФ «Сибнефтеавтоматика», инкорпорированная в холдинговую структуру Группа «ГМС», могут путем активного лоббирования и практического подтверждения своего статуса центров компетенций корпораций получить дополнительные ресурсы для социального и производственного развития своих предприятий. Это станет хорошей гарантией данным предприятиям их сохранения в корпоративной структуре при любых ее изменениях, учитывая, что общий тренд стратегической модернизации экономики, как известно, связан с движением к экономике знаний.
     
В развитых странах машиностроительных предприятий в традиционном российском смысле уже нет. Теперь это распределенные по миру центры НИОКР (R&D и инжиниринг) и многоуровневая сеть предприятий – кооперантов, принадлежащих или не принадлежащих центральным компаниям. При этом вся система действует как единый механизм, работа которого координируется на всех этапах создания продукции. Предприятия, осуществляющие поставку компонентов, обычно узко специализированы (1-2 изделия), но имеют большие объемы выпуска. Такая бизнес-модель машиностроения не только порождает системную инновационную направленность производства, но и позволяет использовать при ее осуществлении так называемый эффект масштаба производства, что на порядок увеличивает производительность труда в отрасли.
     
В связи с этим чтобы успешно конкурировать с иностранными оппонентами, тюменским заводам предстоит или встроиться производственными звеньями-кооперантами в бизнес-модели, выстраиваемые крупными отечественными или транснациональными корпорациями, или объединить свои ресурсы для создания общих центров компетенций. Таким примером может служить опыт производителей электротехники г. Санкт-Петербурга, где самые крупные предприятия этого машиностроительного сегмента объединились в Северо-Западную ассоциацию «Союзэнерго» и поставили задачей не только постоянное кооперирование усилий инженерных подразделений предприятий в расширении продуктовой линейки и разработке общих комплектующих, но и создании в перспективе собственного научно-исследовательского центра, призванного обеспечить постоянную инновационную направленность производственной деятельности предприятий отрасли, так как ведущие западные электротехнические компании тратят до 8 % от объемов реализации своей продукции на инновационные разработки.

Адекватная реконструкция целесообразна и для тюменских холдинговых структур: ОАО «Запсибгазпром» с его четырьмя заводскими подразделениями, ОАО «Тюменские моторостроители», включающего в себя заводы с разновекторной продуктовой линейкой, а также консолидированной вокруг ОАО «Тюменский аккумуляторный завод» группе комплексирующих предприятий. Причем надо отметить, последние две группы предприятий имеют в своем составе подразделения, которые могут быть трансформированы в полномасштабные центры компетенций не только для собственных нужд этих предприятий, но и для повышения инновационной направленности деятельности всего тюменского машиностроительного комплекса.

В развитых странах конкурентоспособность корпораций базируется не только на собственной инновационной структуре производства, но и на эффективной национальной системе поддержки нововведений, широком и существенном финансировании науки, образования, проведения НИОКР, поскольку каждый новый шаг в научно-технических исследованиях и разработках требует все больших усилий и затрат. Мощная поддержка инновационной деятельности развитыми государствами позволяет транснациональным корпорациям искать инновации по всему миру. В частности, в настоящее время в США и Европейском Союзе заметно усилился спрос на инновации, создаваемые в России. Если раньше вопрос решался перебазированием за рубеж отдельных ученых и разработчиков, то сейчас крупнейшие частные корпорации создают в России свои собственные исследовательские подразделения, которые уже стали своего рода прообразом эффективных механизмов инновационного преобразования отечественной промышленности. В то же время такая диспозиция должна заставить все-таки Правительство РФ беспокоиться о технологическом суверенитете страны, иначе все разрабатываемые изобретения будут неизбежно утекать за границу без ощутимого экономического эффекта для отечественной машиностроительной отрасли.
     
Понятно, что такая перспектива не может устроить и ведущих отечественных производителей машиностроительной продукции, и они, как было указано ранее, реанимируют отраслевые институты, кратно увеличивают финансирование НИОКР, создают новые исследовательские подразделения. Однако усилия российских машиностроительных компаний по формированию инновационной структуры производства не дадут возможности достичь такой цели, как обеспечение мирового технологического лидерства России, фактически заявленной в Стратегии ее развития до 2020 года, если Правительство РФ продолжит заниматься поддержкой инновационных программ предприятий так же бессистемно и не систематически, как в настоящее время. Стратегическую функцию планирования и стимулирования инноваций должно выполнять государство, так как рыночные механизмы не обеспечивают приток капитала и ресурсов в сферу, где высоки коммерческие риски и оборот капитала замедляется. Мировая экономика радикально изменилась, и, чтобы сегодня могли интеллектуально лидировать национальные экономические субъекты, должно интеллектуально лидировать и само государство.
     
В строительстве национальной системы поддержки инноваций, по мнению большинства экспертов, особое внимание следует уделить даже не отлаживанию процесса создания инноваций, а решению оставшейся еще с советских времен проблемы организации их внедрения. Для тюменских машиностроительных предприятий эффективным механизмом содействия продвижению собственных инноваций в производство может стать Областной комплекс быстрой подготовки производства, технология создания и функционирования которого изложена нашей компанией в разработанной ею для правительства Тюменской области Стратегии инвестиционного развития машиностроительного комплекса Тюменской области до 2020 года. Другим важнейшим звеном областной инновационной инфраструктуры может стать Тюменский региональный центр технологического развития (ТРЦТР), о целесообразности формирования которого также было заявлено в указанной исследовательской работе. Имея в основном предмете своей деятельности оказание машиностроительным предприятиям инжиниринговых услуг, ТРЦТР может стать координатором проводимых тюменскими заводами НИОКР, а также в качестве резидента Западно-Сибирского инновационного центра нефти и газа профессионально представлять их интересы по оценке технико-технологических идей, инкубируемых в технопарке, для целей их дальнейшего использования в производственной деятельности тюменских машиностроительных предприятий. Такое участие в мониторинге инноваций имеет важное для тюменских заводов значение, иначе, как уже подчеркивалось, эти инновации будут находить применение на производствах иных регионов и стран, в перспективе способствуя вытеснению с рынков нефтегазового машиностроения традиционной тюменской продукции. В целом оценивая влияние Тюменского технопарка на инновационное развитие тюменского машиностроения, следует заметить, что это как раз то поле, куда слетаются жар-птицы, то бишь идеи, отлавливание которых создает реальные возможности предприятиям идти в ногу с научно-техническим прогрессом и поддерживать свою рыночную конкурентоспособность. Кроме того инфраструктура технопарка и технология его работы могут дать предприятиям дополнительные механизмы получения льгот и преференций для реализации собственных технологических идей на данной материально-технической базе. Для этих целей при крупных тюменских предприятиях или группе предприятий для подготовки и освоения выпуска наукоемкой продукции целесообразно создавать и дислоцировать в рамках технопарка малые инновационные научно-производственные предприятия.

Вторым вариантом формирования инновационной структуры машиностроительного производства, как указывалось ранее, может стать организация стратегического сотрудничества с ведущими зарубежными машиностроительными компаниями. Чтобы получить доступ на емкий и динамично развивающийся российский рынок, многие иностранные компании готовы создавать совместные предприятия с российскими контр-агентами и даже покупать лучшие из отечественных предприятий, в дальнейшем передовая свой передовой опыт и технологии. Следует признать, что для многих российских (тюменских) заводов барьер вхождения на мировой рынок самостоятельно непреодолим, а со вступлением России в ВТО они начнут терять позиции и на внутреннем рынке. Поэтому на нынешнем этапе этим предприятиям по соображениям «затраты-отдача-риски» лучше приобрести уже апробированную на Западе технологию (лицензионный продукт) и работать на внутреннем рынке или встроиться в цепочку поставок международному концерну, чтобы хотя бы не увеличивался отрыв от мировых технологических лидеров в период формирования в России благоприятной инновационной среды. Именно по этим соображениям, по-видимому, реальное развитие отечественного машиностроения в настоящее время базируется в основном на импорте технологий, а не на собственных инновационных разработках, выведение которых на международные рынки, по оценке предприятий, требует несения слишком высоких коммерческих рисков.
     
Однако, реализуя этот вариант повышения инновационного уровня производства, тюменским предприятиям надо четко представлять себе, что ведущие мировые компании, создавая СП или продавая лицензию, не допустят их появления в виде конкурентов для себя. Поэтому технологии в рамках совместных предприятий будут передаваться достаточно устаревшие или не в полном объеме, а кроме того соглашения по созданию СП или лицензионного производства будут существенно ограничивать деятельность российских (тюменских) машиностроительных предприятий на мировых рынках. Поэтому машиностроительным заводам следует заранее определиться с реальными рынками сбыта планируемой к производству новой продукции и, исходя из разработанной стратегии маркетинга, обеспечить защиту своих интересов в рамках взаимодействия с иностранными компаниями.

Тем не менее в России уже есть достаточно примеров, когда, получив западные технологии, отечественные машиностроительные компании успешно развиваются, вытесняя конкурентов и с российского рынка, и с рынков других развивающихся стран, параллельно занимаясь разработкой собственных инноваций. Например, такое положение сложилось в электротехническом сегменте машиностроительной отрасли России, в котором сегодня создано большое количество успешных СП. Так, компания «Элтехника», изучив многие продуктовые линейки иностранных фирм, купила лицензии у ряда немецких и итальянских компаний, соединила их с лучшими российскими технологиями и на этой основе выпустила собственную электротехническую продукцию, которая – в отличие от западных изделий – может работать и в диапазоне температур от -50оС до +50оС.
     
И такой идеологии взаимодействия с иностранными партнерами, как показывают опросы, придерживаются большинство российских предприятий, считающих оптимальным построить процесс следующим образом: приобрести лицензию западной компании и использовать полученную технологию при создании все-таки российского продукта. В некоторых подотраслях отечественного машиностроения, к примеру, в судостроении и авиастроении, медицинской промышленности, приборостроении, сельскохозяйственном машиностроении российские предприятия для создаваемой собственными силами инновационной продукции используют также закупаемые за рубежом современные узлы и агрегаты.

В некоторых особо значимых для развития самого машиностроения отраслях, прежде всего в станкоинструментальной промышленности, практика создания российскими заводами совместных предприятий с западными компаниями практически отсутствует, а те СП, которые были созданы еще в советский период, прекратили свое существование или превратились в простых дистрибьюторов зарубежных станкостроительных компаний. Чтобы не повторить такую судьбу, тюменским машиностроительным предприятиям лучше (при определенных обстоятельствах) использовать соответствующий опыт китайских машиностроительных компаний, которые несколько лет назад, столкнувшись с тем, что европейские фирмы начали отказывать им в предоставлении лицензий на выпуск станочной продукции, легко решили эту проблему путем масштабной скупки в этих странах промышленной собственности. Приобретение инжиниринговых компаний, являющихся владельцами этой собственности и носителями инновационных технологий, это еще один, как указывалось выше, вероятный вариант достижения отечественными предприятиями инновационной структуры своего производства. Данный способ позволяет получить предприятиям стратегическое конкурентное преимущество, так как приобретается не только сам инновационный продукт, но и возможность его постоянного совершенствования. Такие примеры также есть в машиностроительной отрасли России, но пока они единичны. 
     
Инновационная деятельность, как известно, начинается с идеи отдельного ученого или группы специалистов и кроме научно-исследовательского этапа включает в себя также этап опытно-конструкторских работ и производственно-технологический этап. Каждый из этих этапов может полноценно реализоваться только при наличии соответствующей инфраструктурной поддержки. Как показывает мировая практика, базовой инфраструктурной составляющей на первом этапе создания инноваций являются университеты и отдельные научно-исследовательские центры. Действующие в Тюмени университетские образования уже сейчас демонстрируют, что в их стенах созданы условия для исследовательской деятельности. Тематика этих исследований, так же как инновационные разработки специалистов и ученых университетов, могут быть развернуты в реальные инновационные технологии нефтегазовой промышленности с возможностью привлечения машиностроительных предприятий Тюменской области к производству их материально-технических элементов. Чтобы производственное освоение тюменских инноваций осуществлялось именно на тюменских заводах, в разработанной нами стратегии предлагалось создать, как еще одно инфраструктурное звено обеспечения инновационной деятельности, общеотраслевого координатора НИОКР в машиностроении – Тюменский региональный центр технологического развития. Центр призван не только обеспечить абсорбирование новых технологий, нужных тюменскому машиностроению инновационных идей, но и осуществлять инжиниринговое сопровождение технико-технологического оснащения предприятий для организации выпуска инновационных изделий, созданных на базе этих идей.
     
Уже на первом этапе инновационная идея не только должна быть проработана на уровне концепции и сравнена с существующими аналогами-конкурентами, но и оценена в части своего коммерческого потенциала, то есть необходимы маркетинговые исследования для поиска потенциальных заказчиков реализации идеи. Таким образом, еще одним обязательным инфраструктурным звеном на первой стадии инновационной деятельности являются консалтинговые компании, обычно выполняющие эти исследования. В развитых экономиках только при их позитивном заключении об объемах возможного потребления нового продукта инновационная разработка переходит на следующий этап своего развития.

На стадии опытно-конструкторской проработки реализуемости инновационной идеи анализируется прежде всего доступность требуемых для ее производства технологий, и в случае их отсутствия или исключительной дороговизны инновационный проект может быть отложен в долгий ящик. На этом этапе инноваторы разрабатывают технические спецификации и конструкторскую документацию для изготовления опытного образца (или прототипа изделия), которые реально возможно выполнить только при наличии развитых средств автоматизации проектирования и технологических возможностей опытного производства. Здесь необходимым инфраструктурным звеном обеспечения материализации инновационных идей призван стать Областной комплекс быстрой подготовки производства, а в стратегической перспективе — технико-технологические мощности Тюменского технопарка. Они также должны быть технически способны обеспечить по заказам машиностроительных заводов или венчурных фирм тестирование и модифицирование малой серии инновационных изделий, необходимые для подгонки параметров изделия под ожидаемые на рынке, а также его адаптацию для серийного производства и разработку и изготовление необходимой для этого технологической оснастки. Только после этого наступает последний, третий этап инновационного процесса – освоение нового изделия в реальном заводском производстве, и здесь, как уже подчеркивалось, обязательным инфраструктурным звеном в развитых экономиках являются инжиниринговые компании, в качестве одной из которых может позиционироваться Тюменский РЦТР. Понятно, что на всех трех этапах инновационной деятельности важнейшими инфраструктурными механизмами развития регионального рынка инноваций должны стать венчурные компании, специальные инвестиционные фонды, а также Банк развития РФ, призванный обеспечить проектное финансирование инновационного развития приоритетных секторов экономики России, в том числе машиностроения.
     
Наличие на нашей территории инфраструктуры инновационной деятельности является важнейшим условием, но не решающей гарантией динамичного развития инновационного процесса. Только рыночная ориентированность машиностроительных предприятий на постоянное обновление технологий и выпускаемой продукции, обеспечивающие их конкурентоспособность, порождает у их собственников и топ-менеджеров практическое стремление к внесению реальных изменений в действующий производственный процесс. Целесообразно, чтобы это стремление публично поддерживалась органами власти области, — как путем материального стимулирования инновационной деятельности предприятий, и особенно самих разработчиков инноваций через представление грантов, проведение конкурсов, обеспечение преференций для инноваторов, так и созданием комфортного общественного климата и престижности инновационной деятельности. Представляется логичным, если Правительство Тюменской области, имея значительные планы развития Западно-Сибирского инновационного центра нефти и газа и достаточно выгодные условия для создания на территории Юга области инновационного машиностроительного кластера нефтегазовой направленности, продолжит под своей эгидой на базе технопарка проведение ежегодного Тюменского инновационного форума, в дальнейшем подняв его статус до международного.
     
Настройка региональной инновационной системы на эффективный режим функционирования позволит избежать случаев, имеющих место в настоящее время в России, когда технологическая отсталость производства создает извращенный спрос на инновации – разработку технологий, бессмысленных для современной модели производства, но актуальных для российских предприятий. Между тем только глобальные параметры эффективности производства (уровень производительности труда, удельная величина издержек производства, продуктовая гибкость производственных процессов и т.п.) и конкурентоспособности выпускаемой продукции (новизна изделий, уровень потребительских характеристик, цена изделий и т.п.) должны быть целями инновационной деятельности машиностроительных предприятий. Инновационные достижения должны, во-первых, обеспечивать возможность производить продукцию, гарантированно востребованную на рынке, во-вторых, создавать условия, когда эта продукция производится с наименьшими затратами живого и овеществленного труда и в требуемое рынком время. Решение этих задач возможно только при систематическом изменении технологических процессов, соответствующем изменении квалификации и компетенций рабочей силы, использовании инновационных схем управления по всей производственно-коммерческой цепочке изготовления и сбыта продукции машиностроительных предприятий. 
     
Для тюменских заводов, как представляется, при решении данных задач целесообразно начать с модернизации инженерных процессов, освоения новых технологий проектирования, на базе данных которого в дальнейшем строится инновационное изделие. В структуре затрат на организацию выпуска нового изделия опытно-конструкторские работы составляют до 30 процентов их общего объема. При внедрении САПР эти издержки снижаются, по оценкам экспертов, в 2 раза, и кроме того ускоряется сам инновационный процесс. В ряде машиностроительных сегментов области затраты на НИОКР могут быть профинансированы госкорпорациями России, которые по положению обязаны аккумулировать и направлять на эти цели немалые денежные средства. Главное здесь для тюменских предприятий — определить возможные ниши для участия в инновационной работе профильных госкорпораций. К примеру, бюджетное финансирование НИОКР по титулу Объединенной авиастроительной корпорации будет направлено на обеспечение требований ИКАО и Европейского Союза по защите окружающей среды и точности навигационного оборудования новых самолетов ИЛ-96-300, ТУ-204,214,334, SSJ-100 и вертолета МИ-38. По титулу Объединенной судостроительной корпорации планируется разработка и создание средств освоения континентального шельфа, строительство новых моделей транспортных судов ледового класса. Заказы Минобороны РФ сегодня также дают возможность предприятиям финансировать НИОКР в рамках выполнения соответствующих заказов.
Тюменским заводам нефтегазового машиностроения очень важно координировать свои инновационные работы с подразделениями нефтяных и газовых компаний и нефтесервисных организаций. Примеры такого сотрудничества в России уже есть. Например, ЗАО «ЭЛКАМ-Нефтемаш» (г. Пермь) совместно с ОАО «ЛУКойл» были разработаны и внедрены в производство десятки видов инновационной продукции для нефтяной промышленности, которая сегодня эффективно эксплуатируется на промыслах России и Казахстана. По заказу Газпрома на ОАО «Стромнефтемаш» были проведены комплексные НИОКР и разработан цементировочный комплекс нового поколения в привязке к эшелону буровой установки, адаптированный для использования в районах Крайнего Севера и управляемый в своей работе только 3 операторами вместо ранее используемых 20. Причем освоенная предприятием технология производства этого комплекса позволяет его изготовить и поставить заказчику в 2 раза быстрее, чем его аналоги, продаваемые на российском рынке. ЗАО «Уралмаш – Буровое оборудование» по заказу нефтесервисной компании KCA Deutag (Германия) спроектировало и изготовило мобильную буровую установку нового поколения, которая успешно работает на Салымской группе месторождений в Тюменской области. 

Будучи энергетической супердержавой, Россия требует инноваций прежде всего в топливно-энергетической сектор. Финансовые и организационные ресурсы ТЭКа, при нынешней главенствующей управленческой роли государства в этих отраслях, могут существенно продвинуть российские (тюменские) машиностроительные предприятия на пути к инновационной структуре производства. Так, нефтяные и газовые компании оценивают общие объемы инвестиций, необходимых для освоения шельфовых месторождений России, в колоссальную сумму 61 трлн рублей, из которых 16 трлн рублей планируется направить на геологоразведочные работы, а 45 трлн рублей - собственно на строительство промыслов. Причем и в том, и в другом разряде работ для их ведения требуется инновационная техника, пока не имеющая аналогов в мире, то есть должно быть создано уникальное оборудование. Понятно, что столь высокотехнологическое оборудование хорошо оплачивается. Например, одна ледостойкая платформа отечественного изготовления сегодня стоит около 800 млн долларов США. Представляется перспективным, если тюменские предприятия, имеющие огромный опыт блочно-комплектного строительства, создания суперблоков, выйдут на эти рынки с едиными проектами оснащения блочно-комплектным оборудованием морских буровых платформ и платформ-промыслов. 
     
Нефтегазовая отрасль России уже в недалекой перспективе нуждается в создании не только инновационной морской техники и технологии освоения шельфа, но и в разработке и практическом использовании новых технологий освоения подземного пространства в сухопутной части территории страны. На территориях, где добыча углеводородов ведется уже давно, в частности в Западной Сибири, условия работы нефтегазовых компаний значительно изменились: многие месторождения истощены, вновь вводимые в эксплуатацию имеют маломощные дебиты или дают приток высоковязкой нефти. Проекты по трудноизвлекаемой нефти требуют использования новых технологий ее добычи и соответственно поставок на такие промыслы инновационного оборудования, которое должны разрабатывать машиностроительные предприятия. Принципиально иная техника нужна и для проведения горизонтального бурения, осуществления процедур гидроразрыва нефтяных пластов, актуальной задачей является создание и освоение производства нового бурового оборудования, работающего на депрессии в забойной зоне. Состав и характеристики новых скважин диктуют машиностроению необходимость развертывания производства новых конструкций малопроизводительных скважинных насосов. Приборостроительные предприятия должны в ближайшей перспективе своей инновационной деятельностью обеспечить переход нефтегазовой промышленности на «интеллектуальные скважины», построенные на качественной и не очень дорогостоящей автоматике. Для месторождений в Восточной Сибири предстоит научиться строить буровые установки, способные работать на глубинах более 4 км, при предельных параметрах давлений и температур.
     
В настоящее время 80-90 процентов оборудования, которое работает в нефтегазовой промышленности, – это отечественная техника. Она имеет неоспоримые преимущества перед зарубежными аналогами по учету особенностей эксплуатации российских месторождений и приспособленности отечественного оборудования к российским природно-климатическим условиям. Инновационная активность машиностроительных предприятий должна быть направлена прежде всего на сохранение и развитие этих преимуществ, а также ликвидацию отставания отечественных образцов оборудования в уровне эргономической проработки оборудования, в обеспечении «кастомизированного» подхода при создании техники, то есть ее изготовления под конкретного заказчика, под его индивидуальные потребности и запросы. 

В ближайшей перспективе необходимо устранить и ряд специфических факторов, которые тормозят развитие отечественного нефтегазового машиностроения, снижая возможности его выхода на международные рынки. В первую очередь это относится к низкому качеству материалов, применяемых в нефтегазовом машиностроении, что негативно влияет на эффективность и долговечность эксплуатации оборудования. Так, наработка на отказ у зарубежных штанговых насосов превышает 700 суток, а у отечественных образцов — лишь 300-400 суток. Стоимость зарубежных шарошечных долот в 3-4 раза выше отечественных, но интервал проходки при бурении выше в 5-10 раз, таким образом, резкое уменьшение числа спускоподъемных операций уменьшает стоимость проходки 1 метра импортным долотом в 1,5 раза. Отечественные агрегаты, инструменты и оборудование для текущего и капитального ремонта скважин за последние 30 лет претерпели лишь незначительные конструктивные изменения, поэтому производительность спускоподъемных операций (в отличие от аналогичных зарубежных процедур) осталась прежней.
     
Главные инновации, которые имеют и всегда будут иметь спрос в нефтегазовой промышленности, это изменения техники, обеспечивающие рост производительности труда и снижение ресурсопотребления в геологоразведке, добыче и транспортировке углеводородов. При этом важнейшим инновационным приоритетом машиностроительных предприятий должно стать радикальное снижение энергоемкости применяемого в нефтегазовой отрасли оборудования, так как по этому показателю отечественная техника во многих случаях в 2-3 раза уступает зарубежной. Приоритетное значение для нефтедобытчиков приобретает и проблема утилизации попутного нефтяного газа (ПНГ), основные запасы которого находятся в недрах Западной Сибири. Почти четверть этого газа сегодня в России просто сжигается в факелах. По Киотскому протоколу к 2012 году Россия должна существенно снизить объемы газовых выбросов, поэтому Правительство РФ намерено по итогам 2011 года серьезно ужесточить санкции за выбросы в атмосферу загрязняющих веществ. В связи с этим практически все нефтяные компании, работающие в России, разработали инвестиционные программы по снижению уровня сжигания ПНГ в факелах до 5 процентов или путем его транспортировки для химической переработки, или для использования в качестве топлива собственных автономных электростанций. 
     
Для ряда тюменских машиностроительных предприятий, например, ОАО «Газтурбосервис», может стать интересной инновационной темой их участие в создании, обслуживании и ремонте турбин для таких электростанций. Притягательность данной продукции для нефтяных компаний очевидна не только из-за соответствующих экологических требований, но и ввиду значительной экономической выгодности их применения на промыслах. Стоимость электроэнергии, вырабатываемой такими газовыми станциями, с учетом отсутствия необходимости строительства магистральных электросетей, в 3-4 раза ниже, чем тарифы единой энергетической системы, поэтому их окупаемость не превышает 2 лет при среднем сроке эксплуатации месторождения 20 лет. Создание подобных автономных энергомощностей будет особенно актуально при освоении месторождений и организации работы нефтяных промыслов в Восточной Сибири, где практически пока отсутствует необходимая инфраструктура энергообеспечения. Поэтому «ТНК-ВР» уже заявила, что в этом регионе вопросы электроснабжения и утилизации ПНГ будут решаться по указанной выше схеме, то есть через создание собственных электростанций.
     
В настоящее время темпы и конкретные направления технического прогресса в нефтегазовом машиностроении все в большей мере задают нефтегазосервисные компании. Именно в этих компаниях собственные мощности машиностроения, особенно инновационного, постепенно стали интегрироваться с технологическим сервисом. Развитие техники идет совместно с развитием технологий, что позволяет получить эффекты от инноваций, исчисляемые приростом результатов в нефтегазодобыче на сотни и даже тысячи процентов.

В целом, ориентируя тюменские машиностроительные предприятия на перспективные направления создания инноваций для базового сектора экономики области, представляется целесообразным обратить внимание заводов на общий перечень «Приоритетных направлений развития науки и техники ТЭК», утвержденный коллегией Минэнерго РФ в рамках реализации «Энергетической стратегии России на период до 2020 года». Кроме того представляется исключительно целесообразным обеспечить процессу формирования инновационной структуры производства предприятий нефтегазового машиностроения точное нацеливание на подтвержденные практикой тренды развития базового сектора Тюменской области, на технико-технологические ожидания и потребности предприятий нефтегазовой промышленности. В стратегическом плане это наиболее рационально сделать через проведение регионального технологического форсайта, заявление об актуальности которого для базового сектора экономики области было сделано в утвержденной «Стратегии развития Тюменской области до 2020 года».
     
Форсайт, как известно, это механизм прогнозирования перспективных технологий на 10-15 лет в целях повышения продуктивности науки и инженерных исследований за счет концентрации внимания ученых, конструкторов и инженеров на тенденциях рынка технологий, расширения горизонтов планирования последствий масштабных проектов, улучшения партнерских отношений между бизнесом, наукой, властью и обществом, повышения конкурентоспособности национальных предприятий на мировых рынках. Чтобы реализовать существующий потенциал Тюменского машиностроительного комплекса, университетских организаций, проектных и исследовательских организаций области, обслуживающих базовый сектор, крайне необходимо запустить программу регионального технологического форсайта. В состав рабочих органов, осуществляющих региональный форсайт, должны войти представители нефтегазовых компаний, машиностроительных предприятий, проектных организаций, сервисных компаний, государственных органов, научно-исследовательских организаций, вузов, отдельные ученые-разработчики технологий. 
     
Цель регионального технологического форсайта – спрогнозировать технологические тренды будущего в нефтегазовой промышленности и соответственно перестроить исследовательские и производственные процессы на основе согласованных новых общих задач. Таким образом,осуществление форсайта призвано обеспечить широкий задел инновационных идей для нефтегазового машиностроения, которые выскажут прямые потребители продукции предприятий этого машиностроительного сегмента: нефтяные, газовые и сервисные компании. В дальнейшем при реализации инноваций столь же важно обеспечить эффективное сотрудничество с их потенциальными потребителями на стадии разработки новой продукции, проявляя готовность превосходить ожидания потребителей.
По ссылке fotonika.kiev.ua размещены отличные датчики давления.