К списку статей →
Корреспондент газеты «Сибирская гильдия» беседует с генеральным директором ЗАО Консалтинговая Компания «ПРЭФИШ», советником Тюменской областной Думы С. М. ШАТОХИНЫМ.
 
— Наверное, тревожнее всего в наше кризисное время живется предпринимателям?

— Да нет, я бы так не сказал. Хуже, скорее всего, приходится политикам. Ведь предприниматель рискует своим кошельком, а политик — именем. Такие потери обычно безвозвратны, предприниматель же может начать все сначала и снова преуспеть. Ведь чтобы в рыночной экономике «попасть в будущее», надо вновь стать нужным для людей и тратить на это меньше, чем они готовы платить за твою «нужность».

Поэтому я думаю, что, например, многие отечественные банки могут и не попасть в «светлое будущее», потому что им не на чем его зарабатывать, — ведь большинству людей, в том числе предпринимателям, нет нужды брать деньги в долг, когда при сужающемся рыночном спросе весьма призрачны возможности отработать повысившуюся процентную ставку по кредиту, да еще при этом нести дополнительные имущественные риски в связи с использованием банковскими структурами нового режима обеспечения возвратности кредитов.

— Но ведь процентную ставку фактически определяет государство — через ставку рефинансирования ЦБ России?

— Так это что удачная антикризисная мера — сделать так, чтобы реальная экономика без денег осталась? А в Европе, США, Китае, например, почему-то наоборот процентную ставку уменьшают. И мне такая государственная политика кажется более логичной. Ведь если затраты на ресурсы, привлеченные в бизнес, уменьшаются, то у предпринимателя есть возможность уменьшить цены на производимые товары и услуги, — чтобы повысить свою рыночную конкурентоспособность, а это снижает уровень инфляции в экономике и таким образом позволяет государству не нести убытки при продаже банкам денег по пониженной ставке рефинансирования.

Вот недавно в нашей области побывала бизнес-делегация Чехии, и на переговорах чешские банки предлагали профинансировать приобретение нашими предприятиями продукции чешских предприятий по кредитной схеме под 4-5% годовых, то есть в 4-5 раз дешевле, чем предлагают наши банки. Поэтому мы сейчас анализируем товарные ниши, где хозяйничал импорт, — сейчас серьезно подорожавший в силу девальвации рубля, — для того, чтобы предложить предприятиям УрФО осуществить импортозамещение в этих товарных нишах на свою продукцию, выпуск которой можно организовать на базе соответствующего чешского технологического оборудования, — поверьте, это весьма технологически продвинутая страна, — приобретаемого на условиях кредитования таких сделок ее национальными банками. Особенно это важно для развития машиностроения, которое является системообразующей отраслью для всех других сфер хозяйственной деятельности. В прошлом году, наша Компания в рамках разработки на основе госконтракта «Стратегии инвестиционного развития Тюменского машиностроительного комплекса до 2020 года» на фактических данных показала крайнюю необходимость быстрого комплексного технологического перевооружения машиностроительных заводов области. Отменил ли этот приоритет мировой кризис? Конечно нет.

В ходе кризиса надо стать конкурентоспособнее в борьбе за то уменьшившееся общественное потребление товаров и услуг, которое осталось на рынке. Конкурентоспособность определяется не только ценой, но и качеством выпускаемой продукции, то есть ее потребительскими возможностями. Недавно на публичном инструктаже под девизом «Как стать подрядчиком «Роснефти» ее представители на вопрос одного из тюменских машиностроителей: «А почему нашу продукцию не покупаете — она ведь дешевле, да и область 8% ее стоимости компенсирует», — ответили, что там, где сейчас начинает работать нефтяная компания и температуры, и давления, и химическая агрессивность в пластах значительно выше, а тюменские поставщики таких потребительских качеств своим изделиям не обеспечивают. То есть хоть бесплатно везите-не возьмем. Можно ли изменить такое положение дел без модернизации производства, без освоения новых технологий и применения новых материалов? Конечно нет. Поэтому в разработанной Стратегии мы еще раз напомнили о необходимости организации технологического Форсайта в базовой отрасли нашей области. Увы, такие мероприятия в антикризисной программе пока не обозначены.

— Наверное, у государства на все денег не хватает. Сегодня главная установка — снизить социальные издержки, сохранить людям рабочие места.

— Да, сегодня власти тратят деньги на то, чтобы пристроить потерявшего работу квалифицированного станочника на общественные работы или внутри завода, где он трудился, или в другом месте, но с одной целью: переждать «временные трудности». А ведь трудности это не временные, если реализация «Стратегии 2020», — о чем не забывают говорить и президент, и премьер-министр, и правящая партия, — является главным механизмом сохранения для России ее будущего. Повышение производительности общественного труда в 4 раза, как того она требует, в неменьшее количество раз уменьшит количество квалифицированных рабочих мест, если, конечно, не увеличивать объемы производства.

Мы исследовали в прошлом году опыт техперевооружения одного из лидеров российского ВПК — Ижевского машиностроительного завода, где в оружейном производстве вместо 402 универсальных станков было установлено 7 обрабатывающих центров. То есть на постоянной основе в несколько раз уменьшилось число квалифицированных рабочих мест. При этом на вновь образованные рабочие места — операторов обрабатывающих центров и мастеров-наладчиков этой техники, — пришлось оставленных работников основательно переучивать. Если бы сегодня в машиностроении началась комплексная модернизация мощностей, а только это позволит ему остаться конкурентоспособным и в ходе, и, особенно, после кризиса, то деньги на переобучение увольняемых были бы потрачены государством весьма кстати…

— Получается, что любое повышение эффективности производства высвобождает рабочие руки, то есть усугубляет и так обостренную социальную обстановку?

— Это как посмотреть. Учитывая положительный мировой опыт, мы предложили Стратегию развития машиностроительного комплекса нашей области реализовать путем реализации кластерного проекта в сегменте нефтегазового машиностроения, где, по нашим исследованиям, уже имеются некоторые обязательные конструктивные элементы кластера, выявленные основателем этой теории М.Портером, а также достигнута определенная зрелость внутрикластерных отношений. Необходима достройка данного кластера и целенаправленная активация дальнейшего кластерного развития территории. Это объективно потребует создания немалого количества новых предприятий, которые займут пустующие в структуре кластера хозяйственные ниши, а это, естественно, создаст дополнительное число квалифицированных рабочих мест новой для региона специализации. Понятно, что тогда государственные средства на переобучение людей будут использованы не вопреки, а во благо их профессиональным амбициям, что не только снимет предпосылки социального напряжения, но и обеспечит условия для дальнейшего самообеспечения и саморазвития жителей нашей области. К сожалению, правительство области, по-видимому, не увидело в нашей работе этого эффективного механизма социально-экономического развития территории.

Несколько дней назад наша компания, кстати почему-то единственная от Тюменской области, приняла участие в российско-итальянском экономическом форуме в г. Екатеринбурге. С итальянской стороны в нем принимало участие почти 100 предприятий и организаций, в том числе немало машиностроительных фирм, выпускающих нефтегазовое оборудование. Во время индивидуальных бесед некоторые из них заявили, что мало что знают о Тюмени и имеющейся здесь экономике. Учитывая то, что большое количество техники для нашей нефтегазовой промышленности уже более 15 лет обеспечивается поступлениями по импорту, и это как раз и есть свободные хозяйственные ниши нашего кластера нефтегазового машиностроения, мы в ходе переговоров предлагали прийти в наш регион с таким производством в рамках реализации инвестиционных проектов по созданию совместных предприятий с тюменскими промышленниками. И вы знаете, многие из них готовы такие проекты внимательно и заинтересовано рассмотреть.

– Будете искать им контр-агентов на тюменской земле?

– Будем. Для этого и создали в структуре нашей Компании Центр развития межрегиональных и внешэкономических связей.

Мебельные фасады предлагают прямо здесь.